Весной и осенью мы регулярно беседуем с Андреем Пястоловым. Когда распускаются листья и появляется трава – говорим о подготовке команды «Торпедо» к новому футбольному сезону и изменениях в составе, а когда сухая листва шелестит под ногами – переключаем внимание на грядущие городские мини-футбольные баталии. Всегда в центре обсуждения было какое-нибудь событие. Но почему-то мы никогда не говорили с Андреем Григорьевичем «за жизнь»: о былом, об увлечениях и спортивных достижениях тренера «Торпедо».

– Андрей Григорьевич, как в вашей жизни появился футбол?

– Школьные годы практические все прошли на футбольном поле. Во-первых, у нас в детстве не было гаджетов и компьютеров, как у современной молодёжи, так что свободное время проводили за подвижными играми на улице. Отец сам тренировался и меня привёл на стадион в 6-летнем возрасте. Отец ещё играл в футбол в то время. Тогда при «Торпедо» не было детских команд стольких возрастов как сейчас, только те, кто постарше, были ближе к первой команде. Нас, мелких, никто не тренировал, просто пускали на стадион, и мы играли сами по себе. В 7-летнем возрасте я гонял мяч с 10-11-летними. В ту пору учился сначала в начальной школе № 32 (теперь № 2), а потом родители переехали и перевели меня в школу № 9 (ныне гимназия № 9). С футбольного поля школы тоже не вылезал. Тогда ещё не было хоккейного корта, просто стояли ворота на поляне.

– Кого можно назвать вашим первым наставником?

– Непростой вопрос. Начинал с нами Сергей Комаров, потом Евгений Стрежнёв. Позже Владимир Фомин. Не было такого, как сейчас, когда тренер набрал группу и ведёт её несколько лет. Принцип был: кто свободен, тот и тренировал.

Была ещё другая ситуация. Специально обученных детских тренеров не было. Если кто-то заканчивал футбольную карьеру, но сохранялось желание остаться на стадионе, брались за тренерскую должность и занимались с ребятишками. Принцип был простым, как тренировали ветеранов в своё время, ту же методику они применяли с молодым поколением. А молодёжь была перспективной. Это потом уже появились дипломированные специалисты Юрий Иванович Шемякин, Юрий Николаевич Тюшняков, которые тренировали на более высоком уровне с повышенными требованиями к тренировочной работе, но то всё во взрослой команде уже было.

– Как доросли до основы?

– Мы участвовали в турнире «Кожаный мяч», в котором играли школьными командами. Сильными были сборные школ № 9, №4, школы-интерната № 6 (ныне Кадетская школа-интернат). Раньше и областные соревнования были среди подростков. Несколько сезонов было так, что взрослые команды ехали на игры вместе с юношескими. Молодёжь играла по такому же графику, как и основные команды. У меня тогда даже накладка получилась в 1978 году. Юрий Николаевич пригласил в основу, а мне охота было последний сезон за юношей доиграть, так что разрывался между двух составов. В том году главная команда стала чемпионом, моя заслуга малозначительна, поскольку присоединился к клубу уже в конце сезона. А 1979 год играл уже за первую команду «Торпедо». Так всю жизнь и выступал за одну команду. В 1980-х годах был сложный период, когда на автоагрегатном заводе отказались содержать команду, и её расформировали. Основные футболисты ушли зарабатывать на жизнь у станков ШААЗа. Чтобы было понятно, до этого игрокам платили зарплату за тренировки и участие в матчах. В команде осталась одна молодёжь. Самым тяжёлым выдался 1984 год, когда играть было попросту некому. Однажды мы с супругой собирались в кино, в это время к дому подъезжает автобус, и Юрий Николаевич зовёт играть выездной матч, потому что состав набрать не удавалось. Я сначала отказывался, но потом пошёл собирать форму в сумку. Проиграли 2:6 юргамышской команде. Такой вот уровень команды был в тот год. О планах попасть в призовую тройку даже не думали в то время. Потом политика вновь сменилась, решили вернуть как было, но люди уже работали на заводе, получали более высокую зарплату и не видели интереса к возвращению к игровой деятельности, с возрастом быстрее не становишься. Начальником команды стал мой отец Григорий Дмитриевич, тренером – Башарин Валерий Александрович. Как итог, в 1988 году стали чемпионами области, а в 1989 году выступили в первенстве страны среди коллективов физической культуры.

– Пожалуй, 1989 год можно назвать самым ярки в истории команды «Торпедо». Как участник событий расскажите об этом.

– В первенстве РСФСР среди коллективов физической культуры (КФК) участвовали чемпионы областей. На победной волне на заводе решили сделать шаг на турнир выше. Состав команды тогда был сильный: и опытные игроки, и молодые. Мы же не особо верили, что можем чего-то противопоставить клубам Урала. Начали с опаской, считали, что мы не претендуем на высокие места. В первой игре против челябинского «Сигнала» вернулись с 1 очком. «Сигнал» у соседей считался командой очень приличного областного уровня. Мы сыграли с ним 2:2. Потом была домашняя безголевая ничья с лидером Башкирской ССР – нефтекамским «Башсельмашем». Потом пошли выездные и домашние победы. Домашняя трибуна была забита болельщиками полностью, это сейчас она усечена, а тогда была выше, а маленькой трибуны не было. Аппетит пришёл во время игры, поняли, что со всеми соперниками можем играть. В первом круге мы проиграли только ижевскому «Металлисту» 1:2. С кировским «Шинником» на выезде сыграли 0:0. Весь первый круг шли на первом месте. Второй круг тоже хорошо прошли, где-то мы теряли очки, где-то соперники. Всё решалось в двух последних турах. Дома играли с кировским «Шинником». Настрой был побеждать, потому что при этом могли отметить досрочную победу в первенстве, но в Кирове решили иначе, и привезли четверых или пятерых мастеров спорта, ранее поигравших. Скорее всего, и с судьями поработали. Потому что нам сразу же дали понять, что нам ничего не будут прощать. На первых минутах нам поставили пенальти. Потом пропустили второй гол. Потом я забил гол с пенальти и ещё один с игры, счёт сравнялся. Третий гол пропустили из-за моей ошибки с поперечной передачей и ответной контратакой. Ну и потом получили четвёртый мяч.

Перед последним туром уже было понятно, что победителями мы не станем, что немного надломило настрой, и мы проиграли 0:2 орскому «Торпедо», занявшему в итоге 8-е место. Это помешало сохранить второе место, мы стали бронзовыми призёрами, уступив нефтекамцам по дополнительным показателям. Дома мы сыграли в ничью 0:0 с «Башсельмашем», а там проиграли 1:2. У обеих команд было по 22 очка. А победителями зонального турнира с 25 очками стал кировский «Шинник». Сезон получился классный, команда была очень хорошая, уровень футбола продемонстрировали высокий. Этот год стал единственным в истории команды, когда она не участвовала в чемпионате области. Ошибочно нас называют участниками всех 77 чемпионатов.

Сезон 1990 года у меня практически выпал. Мне сделали операцию на лёгком – последствия детской болезни, когда я сильно простыл. Потом часто были простуды, воспаления. Уже тогда врачи советовали оперироваться, мол, чем раньше, тем легче перенесу. А когда операцию делали, врач удивлялся, как я вообще не задыхался во время матчей. В то же время говорил, что если бы не занимался спортом, то к тому моменту было бы всё очень плохо. После операции пару сезонов играл эпизодически. Начало 1990-х было тяжёлым. Непонятно было, сможет ли завод выжить, но команду всё равно поддерживали.

– Кроме этого, можно в вашей карьере выделить запоминающиеся моменты?

– В 1982 году меня пригласили выступать за команду Курганской области в Спартакиаде народов РСФСР. Единственный раз Курганская область вышла в финал спартакиады. В дальнейшей истории региона такого тоже не было. В нашей зоне отборы проходили в Кургане и Шадринске. Мастеров тогда у нас не было, играли как любители. А соперниками были свердловский «Уралмаш», пермская «Звезда», Оренбург. Мы сборной выступали, а они на базе одного клуба. У первых мы выиграли, с последними устраивала ничья, её и добились. Став второй лучшей командой Урала, мы получили путёвки в финал Спартакиады народов РСФСР, который проходил в Ростове. Чемпионом Урала была команда из Челябинска. В финале мы заняли 11-е место из 16 команд, но по возвращении нас встречали так, словно мы Лигу чемпионов выиграли.

– Вернёмся к вам. На какую игровую позиции вам нравилось играть?

– В детской и юношеской командах начинал и потом играл нападающим. Много забивал. Когда пригласили в основу «Торпедо», тоже поставили в нападение. Тогда мы играли в тандеме с Владимиром Гончаровым. Он был высоким, верховые передачи головой скидывал мне, ну а дальше надо было забивать. Когда состав менялся, Юрию Тюшнякову приходилось подстраивать состав, он переместил меня в полузащиту, требовал выполнять большую работу для создания моментов нападающим, но и чтобы сам забивал голы. Так я всё время и играл полузащитником, когда слева, когда в центре. Забивал почти столько же, сколько нападающие. Например, с Сергеем Суровцевым мы забивали одинаково, хотя он был впереди меня. С нападающим Александром Кобзаревым мы постоянно негласно соревновались. Тоже забивали приблизительно одинаково. В общем, полузащитник атакующего плана. И в сборной области выступал в полузащите.

– Ещё был памятный матч с ветеранами сборной СССР…

– Я сыграл два матча. Первый раз за Красную Звезду в 1987 году. Тогда игра проходила там. Позвали меня, Вячеслава Сутормина, Валерия Башарина. Против нас играли мастера спорта СССР международного класса Валерий Газзаев, Александр Максименков, другие знаменитые игроки. Потом после игры подходили к ним за автографами. А в Шадринск в 1989 году в основном были спартаковцы Евгений Ловчев, Георгий  Ярцев и другие. В Шадринске мы могли выиграть. В первом тайме играли основным составом и вели в счёте 2:0, а во втором всю основу заменили, чтобы сохранить силы, потому что через день предстояла игра в первенстве КФК то ли против пермской «Энергии», то ли против чайковской. Георгий Ярцев сравнял счёт.

– Насчёт спартаковцев. Что за история была с московским «Спартаком»?

– После Спартакиады РСФСР в 1982 году у нас были селекционеры из московских «Динамо» и «Спартака», может, ещё из других клубов. Тогда часто искали игроков в провинции. Мы с Владимиром Книллером получили вызов в московский «Спартак».

Владимир поехал, а я был в раздумьях. Отец сказал тогда, чтобы я посмотрел на состав «Спартака». Там были Фёдор Черенков, Юрий Гаврилов в полузащите, а тут я такой нарисуюсь. Кто меня там ждёт? Мне в ту пору было 19 лет. А в «Торпедо» у меня были неплохие перспективы. Быть может, если бы кто-нибудь настоял, чтобы я поехал, я, может, всё и бросил, но тогда приоритеты были не такими. Соревнований было много, не как сейчас. В итоге остался верен клубу на всю жизнь. Владимир съездил на сбор, но не закрепился.

– И после окончания игровой карьеры вы стали тренером?

– Мы и сейчас иногда играем ветеранами «Торпедо» в областных соревнованиях. Провожу турнир памяти Григория Пястолова в память об отце, на него тоже приезжают игроки моей молодости.

Конец 1993 года. Как уже сказал, играл я тогда немного. И осенью вызвали меня на завод и сказали, мол, бери бразды правления. С 1994 года начал готовить команду по тому же принципу, как тренировали нас, хотя искал методические рекомендации, что-то брал на вооружение. Мячей не хватало. Бегали кроссы, делали ускорения. У нас были свои неплохие  игроки, ещё из Прибалтики перевелись военные лётчики, они пришли на стадион поиграть. Приток, в общем, был. По тем временам тяжело было попасть в тройку, но мы были рядом. Считаю, что год прошёл достойно. В 1995-м игрокам курганского «Торпедо» сказали, что автобусный завод не будет содержать команду. У меня было много друзей в Кургане, костяк команды в итоге пришёл в Шадринск. По прошествии лет я говорю: да, я стал чемпионом как тренер, но тот год не вношу себе в актив. Ко мне пришли 5 мастеров спорта, они сами творили игру, нашей молодёжи хорошо помогали. На волне опыта на следующий год попробовали сыграть среди КФК. Результата не получилось. Сложно было в тренировочном плане, когда половина команды в Кургане, а половина здесь. Так что с 1997 года решил комплектовать команды из молодых игроков. Пришло на стадион поколение Тимофея Черемисина, Анатолия Вильникова и других, началась новая ступень в тренерской деятельности. В 2003 году заявились с ними на первенство области. В 2004-м уговорил руководство завода дать шанс молодёжи в чемпионате области отдельной командой «Торпедо-ДЮСШ». Выступили достойно, заняли шестое место. В 2005 году лучших перевели в основу, меня назначили начальником команды, тренером был Валерий Башарин, и все вместе стали серебряными призёрами. Молодёжь дубля продолжила закаляться. А когда в 2009 году после 33-летнего перерыва в 12-й раз выиграли кубок области, эта победа была гораздо приятнее. А дальше уже современная история, в которой мы часто в роли фаворитов.

– Спасибо за беседу!

Станислав ФИСЬКОВ.

Фото автора и из личного архива Андрея ПЯСТОЛОВА.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *